Глава 11

Глава 11

В заведении мадам Пимп было шумно и весело. Ватлея проводила гостя в свой будуар и отлучилась за вином. Луад, усевшись в удобное кресло, стал размышлять, как он сможет завтра объяснить Вагистаю почему упустил объект и не успеет ли проклятый менестрель навредить его, Луада, покровителю. Читать далее

Глава 10

Глава 10

Луад пил пиво, размышлял о своей тяжелой судьбинушке и следил за господином менестрелем. А за самим господином Луадом в то же самое время наблюдала кареглазая красотка по имени Ватлея, известная широкой тапийской общественности как женщина нетяжелого поведения. В качестве работницы плаща и кинжала третьего стола магистрата города Тапии она была значительно менее известна. Ватлея числилась «правоверной» язычницей, что и неудивительно, поскольку представительницам кустоизбранного народа категорически запрещалось заниматься древнейшей профессией под угрозой смерти. Читать далее

История одного преступления.

История одного преступления.

Денис Орешкин был честным человеком, но с тех пор, как в августе девяносто первого демократия победила прогнивший социализм, был вынужден это скрывать. Нельзя сказать, что Денис попал в плохую компанию, компания оставалась та же, но вот настроения в ней изменились: честность в общественном мнении вдруг превратилась в глупость, патриотизм стал последним прибежищем негодяев, а любовь — выдумкой женщин, с помощью которой они удерживают мужчин. Читать далее

Глава 9

Глава 9

— Скажи, Ребана, — озираясь по сторонам, тихо спросил Голушко, — а что за товар лежал в тайнике того несчастного, которому ты подсунула этих красных кроликов, кстати, где ты их раздобыла? Читать далее

Хроника пикирующего человечества. Эпизод 1.

В уже изрядно забытом 2009 году, аккурат перед наступлением Старого Нового года, новостные ресурсы обрадовали меня вестью: «На следующий день после инаугурации нового президента США Барака Обамы традиционную проповедь впервые в истории прочитает женщина-священник.» Читать далее

1400

1400

 

— Не курить! Пролит бензин! – крикнули впереди.

— Не курить! Пролит бензин! – передал по цепочке Денис Орешкин и аккуратно затушил об асфальт сигарету.  Наверху, почти под крышей бывшего здания СЭВ ещё шёл бой.

«Кажется, теперь здесь находится мэрия» — подумал он, проходя мимо груд битого стекла, в которые превратились огромные витрины на первом этаже высотки. Читать далее

Глава 8

Глава 8

 

 

На следующее утро караван с уже отмывшимся «менестрелем» вошёл в ворота города Маэд, куда он не успел попасть вчера. Особенность этого большого города состояла в том, что через него проходили два тракта, соединяющие северную и южную части вольных городов. Маэд жил торговлей, и в нём были постоялые дворы всех более или менее значимых вольных городов. Именно в Маэде Голушко впервые вблизи увидел жителя Тапии, того самого города, который он подрядился сжечь. Читать далее

Без названия

Апофеоз обжорства
Видел я на банкете
В честь юбилея фонда
Где был завхозом раньше
Вспомнить его приятно
Зимними вечерами
И помечтать о воле
Лёжа на нарах старых

Ночь в степи

Степь, ночь, тьма, яркий огонь. Мальчик сидел на траве и не мигая смотрел сквозь пламя большого костра. Он видел только страшную орочью морду. Зелёно-коричневая кожа лица с пятнами степного румянца, сетка возрастных морщин, слегка выступающие над губами две пары клыков — нижних и верхних, кожаная с нашитыми железными бляхами шапка-шлем-колпак, кустистые брови, цвета высушенной соломы усы и бородка, прямой длинный нос, серо-синие пытливые глаза. Скорбная ухмылка всезнания — как у старого деревенского жреца из прошлой, такой далёкой и уже не сложившейся жизни, узловатые мощные кисти, непринуждённо опирающиеся на воткнутый в землю недлинный меч… Читать далее