Идеальная женщина

Еду готовит мне она:
Разогревает, парит, жарит.
Стоит у мойки как скала
И только звуками сигналит.
Женись мне говорят друзья.
Друзьям отвечу без утайки,
Хоть не поймут они меня,
Что не нужны мне Аньки, Маньки…
От них шум, гам и суета,
Упрёки, слёзы, ревность, склоки…
И знаю я, что лишь она
Не взглянет на меня с угрозой.
Скромна послушна и бела.
Ну, что ещё мужчине надо?
Микроволновка вот мечта
Для одинокого солдата.

Проза жизни

Мы б нашли с тобой, чем заняться!
Расстреляли бы шесть миллионов
А потом полетели бы к звёздам
Разбомбив пол планеты вначале
Пеньем мантр мы бы горы сдвигали
Поворачивали бы вспять реки
И магичили до упаду
Фаерболами руша стены
Мы б нашли с тобой, чем заняться
Если б были сейчас на свободе
Но сидим в сумасшедшем доме
И глядим как время уходит.

Глава 7

Глава 7

 

Вино было кислым, но приятным. Степан допивал уже второй кувшин. Впрочем, пить он начал ещё с утра, а сейчас был уже поздний вечер. Напиться таким количеством при наличии хорошей закуски было сложно. На закуску жаловаться не приходилось – Степан как-никак сидел в лучшем трактире города Тулевотид.

Читать далее

О «добрых» соседях.

Выхожу я сегодня в печали из дома, в печали потому как меняют в подъезде лифт и мысленно я уже представлял как обратно буду пешком на восьмой этаж подниматься и упираюсь в закрытые на висячий замок ворота.

Читать далее

Цены в Древнем Риме.

Указанные в приведённых ниже таблицах цены являются максимальными, на самом деле многие из перечисленных ниже товаров стоили намного дешевле. Так, например, на сохранившемся в Помпеях на стене местного заведения общепита меню были следующие цены:

Вино —1 асс

Хлеб — 2 асса

Масло оливковое — 21 асс

Мясо -1 асс.

Читать далее

Божья милость.

Божья милость.

 

Было раннее утро, и клочки холодного тумана забирались под рубаху, липли к лицу и не давали ему увидеть, что шевелится впереди. Курт осторожно протиснулся между стволов близко растущих деревьев и попал в густой колючий кустарник. Пробираться стало ещё тяжелей, но он знал, что обратной дороги нет. С тех пор как сэр Гарольд женился на этой ведьме, жизнь несчастного оруженосца превратилась в сущий ад. Ах, если бы король Иоганн двенадцатый пошёл войной на пиготцев, или Маленсия снова объявила нам войну мечтал иногда Курт, прячась от госпожи, но Инейское королевство пребывало в состоянии мира уже восемь лет. Госпожа придиралась к застрявшему в оруженосцах безземельному дворянину по любому поводу, а иногда и просто без повода, как вчера.

Читать далее

Мученик

Мученик

 

Когда-то очень давно тихий, книжный, домашний мальчик Венечка Старосадский решил, прочитав в пятый раз одну из своих любимых книг, что нет выше счастья для каждого цивилизованного человека в этой стране, чем пострадать за правду. С тех пор эта мысль так плотно засела в его голове, что вместо того чтобы стать стоматологом- протезистом, как дед, отец и даже прадед, Вениамин Борисович поступил на журфак и, окончив его, стал работать в обычной районной газете. Редактор вычёркивал из его репортажей целые абзацы, но упрямый борец информационного фронта упорно продолжал обличать главу администрации района, прокурора, сотрудников ДПС и вообще всех, кто мог обладать хоть какой-либо властью. Однажды терпение редактора кончилось, и упрямому журналисту указали на дверь.

Читать далее

Трезвенник

Трезвенник

 

– Не желаете ли водочки, Пётр Кузьмич? – осторожно спросил Разгуляев.

– Я не пью! – гордо ответил действительный статский советник Хабалкин, и налил себе полный стакан сельтерской воды.

– Может, винца красненького бургундского?

– Не пью я!

Читать далее

Глава 6

Глава 6

 

Несмотря на все усилия молодой магички по имени Уинди, нанятой в Рахе, караван судов двигался медленно. Создаваемый ею попутный ветер то был недостаточно силён, а то и вовсе падал под натиском ветров, сотворённых магами встречных судов. Тогда приходилось вставать на якорь, чтобы течение реки Южной не снесло четыре кнора и тримаран Снурии обратно к Рахе.

Читать далее

Аргумент

Аргумент

 

В небольшом построенном из бамбука, пальмовых листьев и камыша костёле шла воскресная проповедь. Молодой иезуит рассказывал своей пастве о Боге, первородном грехе и великой жертве Христа. Сурово, выпятив мускулистую грудь, хмурили брови мужчины, раскрыв рты и преисполнившись священного трепета, слушали, стараясь не пропустить ни одного слова дети, тихо плакали женщины.

Читать далее