Московское Центральное Кольцо, первые впечатления.

Московское Центральное Кольцо, первые впечатления.

Десятого сентября сего года состоялось официальное возобновление движения пассажирских поездов по Московскому Центральному Кольцу. Читать далее

Ура, ура, у нас закончили строить переход!

Ура, ура, у нас закончили строить переход!

Все, кому приходилось последние два года посещать район пересечения Вернадского и Ломоносовского проспектов у станции метро Университет, наблюдали грандиозные раскопки, из-за которых перекрёсток был труднопроходимым. Читать далее

Московская городская телефонная сеть и её мелкие пакости.

Московская городская телефонная сеть и её мелкие пакости.

Случилась со мной дорогие читатели пренеприятнейшая история. Когда все нормальные люди, покинув Москву, копались на грядках или подставляли палящему солнцу свои истосковавшиеся по тёплому морю бока, я был вынужден оставаться в своей душной квартире. Само по себе это малоприятно, но, видимо, в МГТС посчитали, что я наказан судьбой недостаточно. Читать далее

Глава 12

Глава 12

Коллега, мы прибыли, — доложил Голушко седоусый капитан наёмников, войдя в придорожный трактир недалеко от Тапии.

Вы прибыли на полдня раньше, — строго сказал Степан, отставляя от себя кружку с пивом.

А что в этом плохого? — удивился старый наёмник. Читать далее

Глава 11

Глава 11

В заведении мадам Пимп было шумно и весело. Ватлея проводила гостя в свой будуар и отлучилась за вином. Луад, усевшись в удобное кресло, стал размышлять, как он сможет завтра объяснить Вагистаю почему упустил объект и не успеет ли проклятый менестрель навредить его, Луада, покровителю. Читать далее

Глава 10

Глава 10

Луад пил пиво, размышлял о своей тяжелой судьбинушке и следил за господином менестрелем. А за самим господином Луадом в то же самое время наблюдала кареглазая красотка по имени Ватлея, известная широкой тапийской общественности как женщина нетяжелого поведения. В качестве работницы плаща и кинжала третьего стола магистрата города Тапии она была значительно менее известна. Ватлея числилась «правоверной» язычницей, что и неудивительно, поскольку представительницам кустоизбранного народа категорически запрещалось заниматься древнейшей профессией под угрозой смерти. Читать далее

История одного преступления.

История одного преступления.

Денис Орешкин был честным человеком, но с тех пор, как в августе девяносто первого демократия победила прогнивший социализм, был вынужден это скрывать. Нельзя сказать, что Денис попал в плохую компанию, компания оставалась та же, но вот настроения в ней изменились: честность в общественном мнении вдруг превратилась в глупость, патриотизм стал последним прибежищем негодяев, а любовь — выдумкой женщин, с помощью которой они удерживают мужчин. Читать далее