Трезвенник

Трезвенник

 

– Не желаете ли водочки, Пётр Кузьмич? – осторожно спросил Разгуляев.

– Я не пью! – гордо ответил действительный статский советник Хабалкин, и налил себе полный стакан сельтерской воды.

– Может, винца красненького бургундского?

– Не пью я!

Читать далее

Глава 6

Глава 6

 

Несмотря на все усилия молодой магички по имени Уинди, нанятой в Рахе, караван судов двигался медленно. Создаваемый ею попутный ветер то был недостаточно силён, а то и вовсе падал под натиском ветров, сотворённых магами встречных судов. Тогда приходилось вставать на якорь, чтобы течение реки Южной не снесло четыре кнора и тримаран Снурии обратно к Рахе.

Читать далее

Аргумент

Аргумент

 

В небольшом построенном из бамбука, пальмовых листьев и камыша костёле шла воскресная проповедь. Молодой иезуит рассказывал своей пастве о Боге, первородном грехе и великой жертве Христа. Сурово, выпятив мускулистую грудь, хмурили брови мужчины, раскрыв рты и преисполнившись священного трепета, слушали, стараясь не пропустить ни одного слова дети, тихо плакали женщины.

Читать далее

Опознание

Опознание

 

Сергей Сергеевич пил пятую чашку кофе, но глаза упорно продолжали слипаться.

— Нет! Так нельзя! — сказал он себе и посмотрел на часы. – Половина восьмого. Пожалуй, Вениамин Павлович уже не спит.

Осторожно, как будто это была не телефонная трубка, а неизвестно каким образом сохранившийся горшок эпохи раннего неолита, он взялся за аппарат, слегка помедлил и по памяти набрал номер Сысоева.

Читать далее

Воспоминания о будущем

Воспоминания о будущем

 

Чёрная весть не пришла неожиданной, её ждали не питая даже самой робкой надежды. Казнь состоялась, как и было объявлено, минута в минуту.

— Доченька! Бедная моя девочка! Кровиночка моя! Как же я без тебя жить то буду!? – Вернувшись с заочного отпевания Анна Петровна продолжала плакать навзрыд пока немногочисленные друзья покойного мужа собирали на стол.

Читать далее

Трудно быть укром

Трудно быть укром

 

Джон Фердинанд Гарбуз проснулся рано, в шесть часов по галактическому времени. Умылся, вычистил по старинке простой щёткой зубы, напялил на себя сильно потёртую, без знаков различий, парадную офицерскую форму квебекского космодесантника и, засунув за пояс похожий на древний кремневый пистолет лузененский гвардейский бластер, покинул свои личные апартаменты. Пока скоростной лифт поднимал его на поверхность планеты, он выкурил сигарету и сделал пару звонков своим ближайшим помощникам. Отсутствие происшествий не могло не радовать старого пирата. Выйдя из лифта, Джон прошёл по проложенной вдоль длинного ряда ремонтных доков галерее и, посматривая через бронестекло на снующих туда-сюда дройдов, отметил, что в данный момент услуги компании «Гарбуз и партнёры» получают шесть кораблей. К сожалению, из галереи он мог рассмотреть только заднюю часть кораблей и значит весьма приблизительно оценить их класс и тоннаж, но по меньшей мере пара из них могли быть макси-транспортами, а один сильно смахивал на дальний разведчик.

Читать далее

Глава 5

Глава 5

 

Завтрак в корчме оказался превосходным. Большая яичница с салом, жареным луком и тонкими ломтиками сладкого перца, обильно посыпанная сверху мелко нарубленным укропом. Сладкие пончики, зажаренные во фритюре и обильно политые мёдом, вафли с кленовым сиропом. Из напитков — яблочный компот (от спиртного решили воздержаться…).

— Понимаешь, Степан, — начал маг, когда друзья заморили червячка. — Я, конечно, мог бы пойти с тобой, но, во-первых, я и так уже несколько раз вытаскивал тебя из пренеприятнейших историй, и не понимаю, почему я ещё раз должен тебе помогать. А во-вторых, господин капитан, Вам известно, сколько стоит нанять в свой отряд мага?

— Сколько? — уточнил Степан.

— Много.

— Ну а всё-таки?

— У тебя столько нет.

— А в кредит?

— А маги в кредит не работают, только за стопроцентную предоплату.

— А по дружбе?

— И не рассчитывай…

Читать далее

Глава 4

Глава 4

 

— …Вот ты мне скажи, ну что это за паруса, — в очередной раз заныл маг.

— Нормальные паруса, только очень древние, называются латинскими, у нас, правда, таких давно не делают… — начал было отвечать Голушко, но был перебит одной из девушек-матросов:

— Это наши то паруса древние? — сердитая девица оторвалась от своего дела и с возмущением заступилась за честь своего корабля. — Да таких парусов больше нет ни на одном судне в мире живых!

— Вот именно, — проворчал маг, у него вновь начиналась морская болезнь, — ни один мореход, кроме кучи сумасшедших баб, не будет использовать огрызки тряпок…

Читать далее

Глава 3

Глава 3

 

— Сколько ещё будут продолжаться эти мучения, — тяжело вздохнул Голушко.

Езда на лошади оказалась далеко не столь привлекательной, как это раньше представлялось Степану. Уже третий день, как они, обшарив труппы неудачливого разъезда, двигались на север. Никогда раньше не ездивший верхом Степен болтался в седле, как мешок с картошкой, и чувствовал себя прескверно – ноги дьявольски ныли, и когда Степану приходилось спешиться, он мог идти только враскоряку. Два постоялых двора, где они вместе с Диргиниусом ночевали, произвели на Голушко самое удручающее впечатление. Полуразвалившиеся рассадники клопов, с лоханями вместо ванн и с кучами соломы на полу вместо матрасов, не говоря уже о жутко загаженных отхожих местах на улице, имели только одно достоинство — сносную кухню. К удивлению Степана, набору продуктов позавидовали бы многие московские супермаркеты. Конечно, блюда были местные, но ингредиенты в них оказались знакомыми и весьма разнообразными, что само по себе свидетельствовало об успешно прошедшей эпохе великих географических открытий.

Читать далее

Глава 2

Глава 2

Когда Степан Голушко очнулся, он лежал на спине в зарослях папоротника. На его животе тихо постанывал Изя.
— Моя голова, — простонал Степан, пытаясь встать.
Изя ему ничего не ответил – он был ещё в обмороке.
— Где я? — недоумённо спросил Голушко сам у себя, когда после нескольких попыток ему всё же удалось подняться на ноги.
Сына «незалежной Украины» окружал лес. Причём не только старый и заваленный буреломом, но и совершенно нетипичный ни для одного из уголков Земли. Исполинские дубы соседствовали в нём с пальмами и лианами, а эвкалипты – с березами и столь распространенным в Подмосковье орешником. Но особенно поразили Голушко гигантские хвощи, казалось, что они подпирают своими верхушками небо.
— В мезозой мы, что ли, провалились? — вновь спросил сам себя с недоумением Степан и уточнил:
— Или это вообще юрский период?
Динозавров, однако, вокруг не наблюдалось, зато наглая обезьяна, повиснув на свисающей с соседнего хвоща лиане, пронеслась, как на тарзанке, перед самым носом нашего героя.
— Вот блин, связался я с этим… — воскликнул Степан, но окончить свою фразу не успел, так как в этот момент очнувшийся Изя стал задавать те же вопросы, что и Голушко пару минут назад.

Читать далее