История одного преступления.

История одного преступления.

Денис Орешкин был честным человеком, но с тех пор, как в августе девяносто первого демократия победила прогнивший социализм, был вынужден это скрывать. Нельзя сказать, что Денис попал в плохую компанию, компания оставалась та же, но вот настроения в ней изменились: честность в общественном мнении вдруг превратилась в глупость, патриотизм стал последним прибежищем негодяев, а любовь — выдумкой женщин, с помощью которой они удерживают мужчин.

В два часа ночи у станции метро Университет Денис, сидя на лавочке, честно пытался нагулять сон. Бессонница началась у него сразу после того, как коллеги по торговому бизнесу, рассерженные его нежеланием поднять цены, отправили незадачливого продавца печатной продукции в больницу с гематомой левой почки. Компанию ему составлял сосед по подъезду и просто хороший приятель Антон Ермолаев, единственным недостатком которого, с точки зрения Орешкина, было то, что он считал себя гопником. На горизонте появился пьяный, который Денису не понравился сразу. Денис вообще не любил пьяных хотя и сам не был членом общества трезвости. Хорошо одетый мужик внушительной комплекции пошатываясь направлялся именно к ним. Приблизившись на расстояние в десять метров, он заявил:

Как хорошо, что я вас нашёл. Давай выпьем!
В тряпичной авоське у незнакомца приятно позвякивали две бутылки водки, и друзья приняли поступившее предложение единогласно. Довольно быстро водка закончилась, и Антон, получив от «спонсора» деньги, два раза бегал до ларька. К концу четвёртой бутылки мужик начал клевать носом, и тут Денис услышал от своего друга предложение постоять на стрёме. Участвовать в краже Орешкину не хотелось, и он осторожно возразил:

Ты думаешь, что у этой пьяни есть ещё деньги?
— Надо проверить, — сказал Антон, и Денис, чтобы не раскрыть свою тайну, покорно отправился выполнять поручение. Не успел Орешкин выкурить полсигареты, как страшный крик заставил его обернуться. Представшая его взору картина была ужасна. Мужик на вытянутой руке держал Антона за воротник, и ноги последнего временами отрывались от земли. В глазах Ермолаева застыл страх, а лицо стало принимать нездоровый синюшный оттенок.
— Эй ты, длинный в шляпе, поймал мне быстро тачку и снял мне бабу! — заорал мужик, а потом чуть тише добавил:

— А не то я твоего друга придушу.
Денис хотел было броситься ловить для мужика тачку (как снимают баб, застенчивый парень даже не представлял), но улица в это время суток была пуста совершенно. Бросить Антона Орешкин не мог, но и отбить друга силой был не способен. Драться Денис не умел. И тогда, движимый скорее отчаяньем, чем расчётом, он широко раскинул руки в стороны и, вспоминая на ходу повадки сектантов, жизнерадостно воскликнул:

А вы знаете, что вас Бог любит?

И не давая опомниться, стал говорить мужику о любви Бога к людям, о великой жертве Христа и о том, что они с Антоном баптисты, и нужно срочно ехать в Балашиху, где пресвитер баптистской церкви крестит в местном пруду всех желающих. К концу речи мужик отпустил Ермолаева, сел на лавку и уснул. Убедившись, что другу уже ничего не грозит, Денис направился в сторону дома, и только перейдя улицу, вдруг обнаружил, что Антона рядом с ним нет. Он развернулся на сто восемьдесят градусов и увидел, что Ермолаев только собирается идти в сторону перехода. Возвращаться Орешкину не хотелось, и он подождал друга на своей стороне. Добежав до Дениса, Антон протянул ему пачку денег и быстро проговорил:

Держи! У него котлы классные, я их в темноте не нашёл.
Не то, чтобы Орешкин не нуждался в деньгах, скорее наоборот, но его природная честность восстала, он был готов наплевать, что его начнут считать дураком, и хотел уже потребовать от Ермолаева отнести эти деньги назад. Начав мысленно подбирать слова для пламенной речи, Денис услышал возмущённый крик Антона — Вот чёрт! Мои часы уносят! — и посмотрел в сторону лавочки. Молодой парень, полночи разъезжавший вокруг станции метро на очень редких в то время дорогих заграничных роликовых коньках, склонился над пьяным и методично ощупывал его карманы. Когда роллер, сунув что-то в карман, удалился, Орешкин вдруг понял, что возвращать деньги глупо. Ну, а когда сразу же вслед за роллером к мужику подошли две молодые девушки в мини-юбках и ставших недавно модными чёрных чулках и сняли с него туфли, Денис успокоился и взял свою долю.
Тем временем, посмотрев, как друг прячет деньги в карман, Антон заметил:

А мне понравилось с тобой работать, раньше я пьяных избивал, — и, не дождавшись ответа, пошёл в сторону дома. Денис шёл вслед за другом, и на душе у него было погано. Он понимал, что считать себя порядочным человеком он больше не может, но исправить уже было ничего не возможно.

Поделиться:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

восемнадцать − семь =