Глава 19

Дозабелда успела, что называется к шапочному разбору и смогла лишь захватить обоз узурпатора с его походной казной и лазаретом. В лазарете было пять рыцарей не участвовавших в битве по причине болезни или ранения, пара латников и кухарка обварившаяся кипятком. Заправлял в нём маг-целитель и пара лекарей рангом поменьше. Остальные обозники обнаружив у себя за спиной войско принцессы попросту разбежались.

— А скажите мне уважаемый маг, что не так у этого человека?

— Размягчение печени, плохой кровоток и камень в почке.

— В какой почке?

— В левой если смотреть со спины.

— … Странно, как Вы — это узнали?

— Я же маг!

— А чего не хватает у этого человека?

— … Погодите, вроде всё есть. Вижу шрам на животе, кишки целы, хотя… Там отросток должен быть на кишке, он ещё воспаляется часто и без помощи сильного мага — это верная смерть. Я его, что-то не вижу.

— Значит магия всё таки существует… — подумала вслух Дозабелда и о чём-то надолго задумалась.

— Простите добрая госпожа, — отвлёк её от размышлений новый комендант Лаберты — а с лекарями то, что делать?

— Не знаю как у вас, а на моей родине, лекарь, если он только не начинает сам наносить людям вред, есть лицо неприкосновенное и за своих командиров ответственности не несёт.

— Хороший обычай — облегчённо вздохнул один из пленённых медиков, а Дозабелда отхлебнув немного вина прямо из, довольно объёмного, глиняного кувшина потребовала привести остальных, пленных сторонников узурпатора.

Было их на удивление мало. Езалила, давно получившая новое имя Елизавета, заявив — Если он меня не послушал то сам виноват! — приказала всех раненых сторонников узурпатора добить на месте, что и было исполнено. Орки посланные в рейд, в ничейные земли, привели на аркане пятьдесят человек из которых девять оказались простыми бандитами, а десятый похищенным ими купцом. Ещё восемь мятежников смог разыскать летучий кавалерийский отряд пришедший вместе с принцессой. Дозабелда глядя на всё, что осталось от более чем двух тысяч отборного войска рассуждала — «Да, пожалуй Лиза слишком жестока. Надо дать ей за заслуги генеральскую должность, но так чтобы больше она не воевала сама. Может сделать её королевским хранителем всей артиллерии? Решено! Пушки ей вроде нравятся, вот, пускай баронесса и пребывает в заботах о том, чтобы их было много, хороших и разных.»

— И так, что заставило Вас изменить королю и принять участие в заговоре? Смелее молодой человек. Мы вас ждём. Говорите.

— Король нарушал наши права!

— И какие?

— Король позволял богатеть всякой черни?

— Я правильно Вас поняла? Богатеть должны были исключительно вы?

— Это наше священное право!

— А как же права остальных?

— Право черни служить своим господам, таков смысл всей их жизни.

— И как же теперь мне Вас наказать?

— Как хотите. Я приму смерть достойно!

— Комендант!

— Я здесь Ваше Высочество!

— Вы уже обустроили в городе общественные уборные?

— Пока нет.

— Тогда торопитесь! Работников я уже Вам нашла. Уверенна, эти прекрасные люди, сумеют выносить из уборных дерьмо, не хуже других.

А Вы молодой человек уясните, что это теперь смысл всей вашей жизни.

Увести!

***

Аэриос стоял у окна, в тронном зале. Как только о смерти узурпатора стало известно, в Келелле начались массовые волнения, начальник гарнизона сбежал, а жрецы заперлись в цитадели и заняли там круговую оборону. Аэриос взял город без боя и теперь ждал супругу для совершения церемонии коронации. Хотя старая вера не была запрещена официально, а был лишь отменён указ узурпатора об отмене закона о запрете приносить в жертву людей, все знали, что новая государственная религия христианство. Поскольку главой новой церкви была Дозабелда то и совершить церемонию должна была именно она.

Супруга со всей поспешностью выехала из Лаберты, но кто-то оказался быстрее и сейчас пока ещё принц изучал пачку жалоб на собственную жену.

Отец наш родной! Не позволь случиться великому беззаконию. На тебя вся надежда…

Супруга Ваша видно помутившись рассудком от горестей многих перенесённых…

Велела всех детей независимо от сословия учить в школах, а учат там очень странным вещам…

Да где ж это видано, что земля это шар и вращается этот шар вокруг солнца…

Нам всем очевидно, что…

А ещё она повелела заразить всех жителей коровьей оспой, что конечно же приведёт к… смерти, мужскому бессилию и выпадению волос…

Аэриос, инстинктивно потрогав след от прививки, бросил очередной свиток в гору таких же бумаг и указав на неё секретарю приказал.

— Всех жалобщиков наказать пропорционально достатку.

Дождавшись пока тот унесёт гору кляуз на большом медном подносе, Аэриос посмотрел на статую одного из своих великих предков и как бы к ней обращаясь тихо сказал.

— Не знаю, что вокруг чего вертится, но учитывая уровень образования Дозабелды, — тут принц горько вздохнул и добавил — жаль, что этого нельзя сказать о её воспитании… Ей точно виднее!

***

Церемония прошла как по маслу, потом был большой королевский пир с длинными речами, музыкой и каким-то набором строевых упражнений именуемым здесь, по недоразумению, танцами. Дозабелда проснувшись заметно после обеда спустилась в гостиную на женской половине дворца. Там уже сидела вдова погибшего старшего брата нынешнего короля. Вид её был очень печальным. Дозабелда вдруг вспомнила, что так и не удосужилась узнать её имя и не зная как обратится просто кивнула, та кивнула в ответ. Вдруг в гостиную словно вихрь ворвалась мать короля, поздоровавшись со старшей невесткой она плюхнулась в кресло достав откуда то книгу и стала читать. Дозабелду она предпочла не заметить. Чтобы как-то занять себя Дозабелда взяла в руки лютню и стала медленно перебирать струны, играть она попросту неумела.

Не найдя жену в спальне Аэриос заглянул в розовую гостиную королевского замка и нашёл почти всех женщин семьи именно там. Сестра судя по всему ещё отдыхала.

— А сынок, это так хорошо, что ты пришёл проведать маму.

— Здравствуй мама! — ответил Аэриос и поцеловал руку вдовствующей королевы.

— А скажи-ка сынок где ты смог откопать такое чудо?

— Ты о чём?

— Да об этой… как её… Дозабелде!

Что объект обсуждения в данный момент присутствует здесь королеву-мать не смущало.

— Мама, я бы тебя попросил…

— Ну так где ты её откопал сынуля?

— Это Вас не касается!

— А я знаю где ты её откопал. На дороге в Мортаг! Ну и что ты нашёл в этой шлюхе?

В том, что лютня не стала испанским воротником на шее вдовствующей королевы, Дозабелда потом усмотрела промысел Божий. Кое как удержав себя от необдуманных действий она молча встала и вышла из комнаты. Затворив дверь она вспомнила, что не стоит ходить по дворцу в состоянии нервного возбуждения, так как здесь полно глаз и ушей и осталась на месте решив для начала посчитать минимум до ста, и лишь потом решать, что делать дальше. А тем временем за дверью разгорался скандал.

— Сколько мы с отцом предлагали тебе девушек из приличных семей?

— Ты же знаешь, что сними мне было скучно!

— Для веселья есть весёлый квартал!

— Мама я не об этом!

— А о чём?

— Я о том, чтобы было о чём поговорить.

— А меня для этого тебе мало? Я всегда готова с тобой поговорить.

— Мама, но…

— Так ты хочешь сказать, что какая то простолюдинка умнее чем твоя мать?

— Я не это…

— А ты знаешь, что она сестра атамана из ничейных земель… Этот… как его?

— Ебелдолс.

— Так ты знаешь?

— Да мама.

— И она сказала тебе это сама?

— Нет!

— Скрывала!?

— Я просто был первой жертвой этого атамана.

— И она там была?

— Да!

— Это немыслимо! В нашей истории были разные королевы, но королева-разбойница — это, уж слишком!

— Мама! Это не я, а она выиграла войну. Да она не воспитана и иногда вытворят такое, что… Но пойми, я её очень люблю. И вообще я всего лишь муж королевы.

— Ты вообще понимаешь, что ты несёшь?

— Мама! Я хороший шпион, но плохой государь. Править должен тот кто на самом деле на, это способен.

«Посидела с удочкой у реки!» — мысленно выругалась Дозабела и отправилась в сад погулять, и попробовать привести мысли в порядок.

***

Незаметно пролетела зима. Поначалу усиленно интриговавшая вдовствующая королева, успокоилась и уехала в замок Торп, напоследок сказав, что:

— Королева-разбойница — это ещё ничего, но король подкаблучник — это уже ни в какие ворота не лезет.

А Аэриос, как оказалось, был неплохим государем. Просто ему иногда, как однажды, выразилась Дозабелда, очень мешала сильная профессиональная деформация.

Мустынес, пасынок Езалилы поучаствовав вместе с тогда ещё принцем в нескольких ликвидациях, с помощью духового ружья, пожелал служить в тайной страже, где уже, несмотря на протесты отца, сделал неплохую карьеру. Не смотря на то, что во Христе он был Мстиславом, по работе у него было столько имён, что бывалые стражники удивлялись как он их все умудряется помнить. Его сестра Калма ставшая Клавдией пожелала посвятить жизнь служению Господу и уже была епископом в Скайле. Ну, а их мачеха Лиза разоряла казну на всё новые и новые пушки, в связи с чем король однажды сказал, что:

— Если и дальше так дело пойдёт то к ним просто не хватит прислуги.

Барон Джуодес открыл трактир и потихоньку восстанавливал родовой замок. После выигранной его женой битвы, именуемой всеми не иначе как мясорубкой, двести рыцарей узурпатора всё таки убежали в Мортаг и теперь активно слали от туда подмётные письма.

Оркам выделили для поселения старый лагерь повстанцев, а Лариса, прикипевшая к ним всей душой осталась в Лаберте и теперь возглавляла местную церковь.

Вера с Надей остались при своих госпожах ну, а Прохор стал королевским то ли слугой, то ли оруженосцем.

Ебелдос по прежнему грабил купцов «За свободу торговли»

Деметрий Скиф, Москва, 05.05.2020 года.

Поделиться:

Комментарии

Глава 19 — 2 комментария

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

пятнадцать + 17 =